Меню

Мини-чат
22:59
«Великое переселение» не только отрывало людей от своих корней и бросало в чужую среду, но и обусловливало душевную тревогу, вызывало множество стрессов.

Предоставлялась ли чернобыльцам психологическая помощь и вообще существовали ли в то время такие службы — об этом наш разговор с кандидатом психологических наук, руководителем проекта Программы развития Организации Объединенных Наций в Украине Оксаной ГАРНЕЦ.

— К сожалению, на тот момент психологических служб, которые бы сопровождали весь этот процесс, просто не существовало. Они были созданы только в 1992 году. В Киеве же на момент аварии как раз организовывался психологический центр, и это было нечто экзотическое. То есть психология как практическая наука — помочь выйти из депрессии, решить личные проблемы — только начинала развиваться. Инициировала создание центров социально-психологической помощи пострадавшим чернобыльцам организация ЮНЕСКО в 1991 году (они до сих пор работают в Славутиче, Бородянке, Иванкове, Коростене, Боярке). Это произошло после того, как тогдашнее правительство признало, что у нас есть постчернобыльские проблемы и нам необходима международная помощь. Всем понятно, что психологическая поддержка пострадавших была запоздалой.

Наша справка

В 1986 году Оксана Гарнец участвовала в создании первого и единственного на то время в Киеве психолого-консультативного центра. В 1988-м перешла в Институт психологии в лабораторию, изучавшую последствия Чернобыльской катастрофы для подростков. Именно тогда было проведено исследование детей-переселенцев и тех, которые проживали на загрязненных территориях. С 1987 по 1990 годы действовала программа по изучению психологической ситуации после Чернобыльской аварии. Потом — затишье. К сожалению, методический постоянный психологический мониторинг состояния детей-подростков и их семей не проводится.

— Каковы последствия эвакуации?

— То, что население отнеслось к этому спокойно и с пониманием, свидетельствует: люди, работающие в атомной энергетике, в определенной степени психологически готовы к экстремальным ситуациям, несмотря на то, что до того дня утверждалось: атомная энергетика безопасная и экологически чистая.

Во время экстренной эвакуации из 30-километровой зоны прежде всего вывозили детей — детсадами, школами. Родители некоторое время их разыскивали, так как не всегда было ясно, куда их вывезли. Исследование показали: если дети в экстремальной ситуации находятся рядом с родителями, они воспринимают ее, скорее, как приключение. Иначе ребенок, не понимая, что происходит, переживает огромный стресс, который со временем начинает реализовываться, налагая определенный отпечаток на его психику.

— Как семьи приживались на новой почве?

— Из Чернобыльского региона переселяли целыми селами. Новые дома неплохого качества, с газом, со всеми удобствами возводились рядом с существующим селом, где условия жизни были намного хуже. Это порождало зависть. Более того, среди взрослых велись разговоры, что переселенцы заразные, излучают радиацию. Эти мифы, возникавшие из-за отсутствия корректной информации, срабатывали. Например, в школах на их детей показывали пальцами. Тогда никто не думал о том, что прежде чем переселять, необходимо провести разъяснительную работу с местными жителями, а затем — помочь выстраивать сельскую общину, чтобы проблемы чернобыльцев стали понятными. Или, скажем, район Троещины должны были заселить киевляне, годами стоявшие в очереди. Но новое жилье досталось тем, кто остался без крыши над головой. Беда в том, что людям не объясняли, что происходит. Отсюда и непонимание.

Совсем другая ситуация была с людьми, уезжавшими из загрязненной зоны во время планового переселения. Перед тем их информировали, у них интересовались, куда они хотят перебраться, гарантировали соответствующие условия проживания. После переезда они намного лучше и легче адаптировались в других регионах, чем те, кто попадал туда в форс-мажорных обстоятельствах.

Как-то разговаривала со старушкой, которая с Житомирщины возвратилась назад — в 30-километровую зону. Там с дедом обзавелись своим хозяйством и чувствуют себя абсолютно счастливыми. На мое удивление, что бежали от лучших условий, женщина сказала: здесь, в нашем Полесье, земля сухая, куры могут выйти поклевать, а там чернозем — у курицы лапы вязнут. 90 процентов всех пострадавших проживали в сельской местности. Поэтому, прежде всего, это — сельская катастрофа. А крестьяне, как известно, навеки прикипают к насиженным местам. И прижиться где-то в других местах им крайне тяжело.

— Страдали ли люди фобиями в результате хронического стресса?

— Фобии, спровоцированные непрофессиональной информацией, которая подавалась населению, были в самом начале. Очень хорошо помню, как 5 мая тогдашний министр здравоохранения по телевидению уверял, что все прекрасно, никакой угрозы нет, но закройте форточки, каждый день делайте влажную уборку, мойтесь после каждого выхода на улицу и т. п. Непродуманное информирование вызвало парадоксальные фобические реакции у населения. Например, среди лета некоторые киевляне начали одеваться, будто зимой. Но отмечу, что много было психосоматических реакций. Как известно, стрессогенные ситуации влияют на физическое здоровье. Это доказанный факт: стрессы провоцируют сердечно-сосудистые заболевания, аллергию, нарушения пищеварения и т. п. Ведь те, кто живет в ожидании болячек, в конце концов, их получают. А у больного свое объяснение — от радиации. О влиянии радиации написано немало. Все зависит от того, как мы воспринимаем эту информацию. Конечно, здоровье надо беречь, но не надо связывать все нелады с последствиями катастрофы.

— Исполнилась 21-я годовщина той страшной атомной ночи. Подросло уже новое поколение переселенцев. Отразился ли на них чернобыльский синдром?

— В результате исследования среди подростков-непереселенцев (контрольной группы) и переселенцев в конце 90-х годов вырисовалась такая картина: детям контрольной группы виделся в будущем только позитив — поступление в вуз, свадьба, большая семья и т. п., продолжительность жизни не менее 95 лет. А подростки-чернобыльцы делили жизнь на до и после аварии. Будущее им представлялось безрадостным, а себя дети видели больными и отмерили свой век 65-летней отметкой...

Мини-профиль
Логин:
Пароль:

Разделы
Модостроение Тень Чернобыля [11]
Модостроение Чистое Небо [0]
Модостроение Зов Припяти [5]
Чернобыль [28]
Статьи фанатов [0]
Пользовательские работы [0]

Энциклопедия ТЧ

Авторизация
Логин:
Пароль:

Поиск

Мои проекты
StalkerIdeas.com

Свежее на форуме
  • Проект ANTI-Sidorovich: выпуск #1 (1)
  • Какую аномалию вы не любите больше всего? (1)
  • Оставить заявку об вступлении. (1)
  • Ликвидаторам последствий ЧАЭС. (0)
  • История создания игр S.T.A.L.K.E.R. (0)

  • Последние файлы
    [19.08.2011][Модификации]
    Sigerous mod & Dead Winter mod (1)
    [19.08.2011][Модификации]
    UGM: История Угрюмого (3)
    [19.08.2011][Модификации]
    S.T.A.L.K.E.R.: Чистое небо "Gaijin's Sound Mod" (1)
    [19.08.2011][Модификации]
    S.T.A.L.K.E.R. "Истинный путь MOD" (1)
    [19.08.2011][Модификации]
    Freeplay Mod v0.5 на Зов Припяти (2)

    Статистика

    С нами: 1
    Гостей: 1
    Сталкеров: 0
    Екатеринбург ТОП 100 - Каталог сайтов города Екатеринбург
    Яндекс.Метрика
    Яндекс цитирования

    Главная » Статьи » Чернобыль

    О психическом здоровье никто не думал
    «Великое переселение» не только отрывало людей от своих корней и бросало в чужую среду, но и обусловливало душевную тревогу, вызывало множество стрессов.

    Предоставлялась ли чернобыльцам психологическая помощь и вообще существовали ли в то время такие службы — об этом наш разговор с кандидатом психологических наук, руководителем проекта Программы развития Организации Объединенных Наций в Украине Оксаной ГАРНЕЦ.

    — К сожалению, на тот момент психологических служб, которые бы сопровождали весь этот процесс, просто не существовало. Они были созданы только в 1992 году. В Киеве же на момент аварии как раз организовывался психологический центр, и это было нечто экзотическое. То есть психология как практическая наука — помочь выйти из депрессии, решить личные проблемы — только начинала развиваться. Инициировала создание центров социально-психологической помощи пострадавшим чернобыльцам организация ЮНЕСКО в 1991 году (они до сих пор работают в Славутиче, Бородянке, Иванкове, Коростене, Боярке). Это произошло после того, как тогдашнее правительство признало, что у нас есть постчернобыльские проблемы и нам необходима международная помощь. Всем понятно, что психологическая поддержка пострадавших была запоздалой.

    Наша справка

    В 1986 году Оксана Гарнец участвовала в создании первого и единственного на то время в Киеве психолого-консультативного центра. В 1988-м перешла в Институт психологии в лабораторию, изучавшую последствия Чернобыльской катастрофы для подростков. Именно тогда было проведено исследование детей-переселенцев и тех, которые проживали на загрязненных территориях. С 1987 по 1990 годы действовала программа по изучению психологической ситуации после Чернобыльской аварии. Потом — затишье. К сожалению, методический постоянный психологический мониторинг состояния детей-подростков и их семей не проводится.

    — Каковы последствия эвакуации?

    — То, что население отнеслось к этому спокойно и с пониманием, свидетельствует: люди, работающие в атомной энергетике, в определенной степени психологически готовы к экстремальным ситуациям, несмотря на то, что до того дня утверждалось: атомная энергетика безопасная и экологически чистая.

    Во время экстренной эвакуации из 30-километровой зоны прежде всего вывозили детей — детсадами, школами. Родители некоторое время их разыскивали, так как не всегда было ясно, куда их вывезли. Исследование показали: если дети в экстремальной ситуации находятся рядом с родителями, они воспринимают ее, скорее, как приключение. Иначе ребенок, не понимая, что происходит, переживает огромный стресс, который со временем начинает реализовываться, налагая определенный отпечаток на его психику.

    — Как семьи приживались на новой почве?

    — Из Чернобыльского региона переселяли целыми селами. Новые дома неплохого качества, с газом, со всеми удобствами возводились рядом с существующим селом, где условия жизни были намного хуже. Это порождало зависть. Более того, среди взрослых велись разговоры, что переселенцы заразные, излучают радиацию. Эти мифы, возникавшие из-за отсутствия корректной информации, срабатывали. Например, в школах на их детей показывали пальцами. Тогда никто не думал о том, что прежде чем переселять, необходимо провести разъяснительную работу с местными жителями, а затем — помочь выстраивать сельскую общину, чтобы проблемы чернобыльцев стали понятными. Или, скажем, район Троещины должны были заселить киевляне, годами стоявшие в очереди. Но новое жилье досталось тем, кто остался без крыши над головой. Беда в том, что людям не объясняли, что происходит. Отсюда и непонимание.

    Совсем другая ситуация была с людьми, уезжавшими из загрязненной зоны во время планового переселения. Перед тем их информировали, у них интересовались, куда они хотят перебраться, гарантировали соответствующие условия проживания. После переезда они намного лучше и легче адаптировались в других регионах, чем те, кто попадал туда в форс-мажорных обстоятельствах.

    Как-то разговаривала со старушкой, которая с Житомирщины возвратилась назад — в 30-километровую зону. Там с дедом обзавелись своим хозяйством и чувствуют себя абсолютно счастливыми. На мое удивление, что бежали от лучших условий, женщина сказала: здесь, в нашем Полесье, земля сухая, куры могут выйти поклевать, а там чернозем — у курицы лапы вязнут. 90 процентов всех пострадавших проживали в сельской местности. Поэтому, прежде всего, это — сельская катастрофа. А крестьяне, как известно, навеки прикипают к насиженным местам. И прижиться где-то в других местах им крайне тяжело.

    — Страдали ли люди фобиями в результате хронического стресса?

    — Фобии, спровоцированные непрофессиональной информацией, которая подавалась населению, были в самом начале. Очень хорошо помню, как 5 мая тогдашний министр здравоохранения по телевидению уверял, что все прекрасно, никакой угрозы нет, но закройте форточки, каждый день делайте влажную уборку, мойтесь после каждого выхода на улицу и т. п. Непродуманное информирование вызвало парадоксальные фобические реакции у населения. Например, среди лета некоторые киевляне начали одеваться, будто зимой. Но отмечу, что много было психосоматических реакций. Как известно, стрессогенные ситуации влияют на физическое здоровье. Это доказанный факт: стрессы провоцируют сердечно-сосудистые заболевания, аллергию, нарушения пищеварения и т. п. Ведь те, кто живет в ожидании болячек, в конце концов, их получают. А у больного свое объяснение — от радиации. О влиянии радиации написано немало. Все зависит от того, как мы воспринимаем эту информацию. Конечно, здоровье надо беречь, но не надо связывать все нелады с последствиями катастрофы.

    — Исполнилась 21-я годовщина той страшной атомной ночи. Подросло уже новое поколение переселенцев. Отразился ли на них чернобыльский синдром?

    — В результате исследования среди подростков-непереселенцев (контрольной группы) и переселенцев в конце 90-х годов вырисовалась такая картина: детям контрольной группы виделся в будущем только позитив — поступление в вуз, свадьба, большая семья и т. п., продолжительность жизни не менее 95 лет. А подростки-чернобыльцы делили жизнь на до и после аварии. Будущее им представлялось безрадостным, а себя дети видели больными и отмерили свой век 65-летней отметкой...
    Категория: Чернобыль | Добавил: evenger_01 (22.08.2011)
    Просмотров: 611 | Комментарии: 1 | Теги: Чернобыль, ЧАЭС радиация, здоровье людей после аварии на ЧАЭС | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:


    Powered by DarkScape © (2011-2012) 
    Использовались наработки Палыча,Cats-Xray,Vip-Mixer.
    Авторское право на игру и использованные в ней материалы принадлежат GSC Game World.
    Любое использование материалов сайта доступно только с разрешения администрации.
    Используются технологии uCoz